Любовь под микроскопом или что на самом деле нас волнует

himiya-lyubvi

Любви все возрасты покорны – это совершенная правда. Пожилые пары на парковых дорожках – прямое тому подтверждение. Их не так много, но они есть – те, чей семейный плотик выдержал все житейские бури и благополучно прибился в спокойную гавань взаимопонимания, всепрощения и, как ни странно, самой настоящей любви.

Картинка-идеал, вот только молодости она недоступна. Не нужно воображать себе нечто подобное и требовать от спутника или спутницы невозможного. В 20 лет любовь спокойной не бывает. Наставления седых праведников больше похожи на сказки: слушать можно, но к реальности молодых они отношение имеют самое малое. Старики не врут, просто в норме память сохраняет больше хороших моментов, чем плохих, да и чем всё закончится, им уже известно. А когда все бури позади, всё определено и пришло к более-менее мирному финалу, пожалуйста, можно расслабиться и давать советы. Кроме того, в их-то возрасте гормональный фон напоминает спокойные озёрные воды с редкими небольшими всплесками, а в двадцать – это бушующий океан с ураганами и шквальными ветрами. А ведь 90 % любовных неприятностей имеют именно химическую подоплеку.

Как сохранять спокойствие, если в сосудах вместо крови – коктейль из нейромедиаторов, схожих по действию с кокаином, и гормонов, отвечающих за сексуальное возбуждение? Первые в буквальном смысле отключают центры рационального мышления, подавляют боль, провоцируют тревожность и некоторую одержимость, вторые – понятно, чем занимаются. Не приговор, конечно, и некоторую способность думать мы всё-таки сохраняем. Но – чем сильнее гормональный шквал, тем слабее трепещутся мысли.

И вот – рождается пара, и оба партнёра только и думают друг о друге, и не могут наглядеться, наговориться, нацеловаться. Проходит полгода, или, если повезло – около двух лет, и гормональная картина начинает меняться, а с ней – ощущения и чувства.himiya-lyubvi Сначала на арену выходят окситоцин и вазопресин – гормоны доверия и постоянства. И всё увеличивается влияние серотонина – гормона покоя и удовлетворения. Вроде всё хорошо, но вот в этом и кроется первая опасность: снижается мотивация, а вместе с ней – и сексуальное влечение. На этой стадии распадается очень много пар, не дождавшихся уравновешивания процессов. Природа просто передышку чувствам даёт – чтобы мозг не взорвался, чтобы о детках позаботились, а не плодились бесконтрольно, чтобы могли, наконец, без розовых очков присмотреться к партнёру, взвесить все за и против.  После тестостерон и экстероген, ответственные за сексуальную тягу, своё всё равно возьмут. Только уже на фоне оправданного взаимодоверия. Возможно, только тогда и зарождается то чувство, которое называют настоящей любовью.

Дождаться этого могут не все. Кто-то легко впадает в зависимость от наркотикоподобных стимуляторов, которые организм вырабатывает в стадии влюблённости. Итог – они каждый раз находят новый объект обожания, как только гормональное напряжение ослабевает. У кого-то – просто уровень тестостерона всегда зашкаливает. Интрижки на стороне даже при наличии постоянного партнёра для такого индивида – норма, правда, это тоже часто приводит к понятным проблемам. Зато люди с пониженным уровнем половых гормонов для противоположного пола просто малоинтересны. Круг замкнулся: сначала мы ищем партнёра с высокой сексуальной привлекательностью, потом – страдаем от его непостоянства или ещё хуже – от своей собственной ветрености. Пытаемся добиться любви и уверенности в завтрашнем дне, а как только нечто подобное на горизонте замаячило, нам скучно становится, страсти не хватает. И что, совсем без вариантов, только ждать, пока всё устаканится с возрастом? Не совсем. Мы всё же люди, и самый сексуальный орган у нас, как говорят, наш мозг. А мозг мы, пусть всего на 10 %, но используем. Мы его, а не он нас. Значит, и управлять им можем. Правда … Это тоже приходит с опытом.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *